Иеромонах Ксенофонт (Бондаренко Константин Андреевич)

Иеромонах Ксенофонт (Бондаренко)

Преподобномученик иеромонах КСЕНОФОНТ

(БОНДАРЕНКО Константин Андреевич)

Преподобномученик Ксенофонт (в миру Константин Андреевич Бондаренко) родился 13 мая 1886 года в слободе Никитовка Валуйского уезда Воронежской губернии в крестьянской семье. Окончив Копано-Никитовское народное училище, он помогал отцу по хозяйству. 21 января 1910 года Константин поступил в Троице-Сергиеву Лавру; 28 мая 1916 года он был зачислен послушником, а 15 июня того же года пострижен в мантию с именем Ксенофонт и состоял келейником наместника Лавры архимандрита Кронида (Любимова). В 1918 году монах Ксенофонт был рукоположен во иеродиакона, а в 1926 году – во иеромонаха.

После закрытия в 1919 году Лавры отец Ксенофонт остался в ней в качестве слесаря при Комиссии по охране памятников искусства и старины. В 1924 году он переехал в Петроград и работал на разных заводах механиком, но затем вернулся в Москву и был священноначалием направляем в храмы, где была нужда в священнике. В 1932 году отец Ксенофонт служил в храме села Михайловского Звенигородского района Московской области. Имея желание остаться здесь служить постоянно, он подал свой паспорт в сельсовет, но председатель сельсовета, увидев, что священник в паспорте записан рабочим, так как получил его во время работы на заводе, отослал паспорт в ОГПУ. Отцу Ксенофонту из опасения преследований пришлось возвратиться в Москву, и он был направлен в храм в селе Коньково под Москвой, где прослужил около года, пока не стало ясно, что ОГПУ собирается его и здесь арестовать. Во избежание ареста священноначалие направило его в храм в село Алексеевское Солнечногорского района Московской области.

12 марта 1935 года иеромонах Ксенофонт был арестован Солнечногорским отделением УНКВД и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве.

– Ряд лиц из села Алексеевское при допросе нам показали, что вы за период проживания в селе Алексеевском среди крестьян вели разговоры на политические темы и не советовали им входить в колхоз. Вы подтверждаете это? – спросил отца Ксенофонта следователь.

– Разговоров на политические темы с крестьянами я не вел и относительно колхозов с ними не разговаривал.

– Федору Григорьевичу Гусеву вы не советовали входить в колхоз. Верно это?

– Наоборот, я ему советовал вступить в колхоз.

– Вы с Гусевым вели беседы о колхозной жизни?

– Да, я с Гусевым о колхозной жизни говорил раза два и советовал ему вступить в колхоз.

– Странно получается, что вы одновременно являлись активным пропагандистом религиозных убеждений и агитировали крестьян вступать в колхоз. Получается, что вы противоречите сами себе.

– Я считаю, что колхоз Церкви не мешает, – ответил священник.

– Бондаренко, граждане села Алексеевское подтверждают, что вы занимались антисоветской деятельностью. По-вашему, они лгут, наговаривают на вас?

– Виновным себя в антисоветской агитации не признаю.

– Что же, по-вашему, люди на вас все наговаривают, лгут?

– На этот вопрос я ответить не могу.

21 марта 1935 года следствие было закончено. Иеромонах Ксенофонт обвинялся в том, что «среди крестьян села Алексеевское систематически вел антисоветскую агитацию, обрабатывал крестьян в антисоветском духе, распространял провокационные слухи о гибели советской власти; в результате этой деятельности колхоз в селе Алексеевском к началу 1935 года оказался в глубоком прорыве».

31 марта 1935 года Особое Совещание при НКВД по ст.58–10 УК РСФСР  приговорило отца Ксенофонта к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в Темлаг под станцией Потьма в Мордовии, где провел все время заключения. Будучи в заключенным в лагере, имел письменную связь с архимандритом Кронидом (Любимовым). (Впоследствии на следствии в 1937г. это было поставлено ему в вину, и он показал, что написал из лагеря архимандриту одно письмо)

 Досрочно осволоженный, в августе 1937 года он вернулся из Темниковского лагеря и поселился в городе Александрове Владимирской области, ближе к Москве ему как вернувшемуся из заключения запрещено было жить.

В это время уже начинались широкие гонения на Русскую Православную Церковь и сотрудники НКВД собирали сведения и следили за всеми, кто, с их точки зрения, подлежал аресту, а это в первую очередь было духовенство. Поэтому посещение отцом Ксенофонтом в Загорске бывшего наместника Лавры архимандрита Кронида (Любимова) не осталось незамеченным. Он посетил архимандрита Кронида 19 сентября, заехал к нему как к своему старому другу и единомышленнику, чтобы рассказать о своем аресте и о жизни в заключении. Рассказ произвел такое впечатление, что старец стал его утешать и призывать к терпению, так как в то время повсеместно пастыри терпели гонения и притеснения от безбожных властей. О.Ксенофонт спросил, стоит ли ему устраиваться в храм священником, но архимандрит посоветовал ему не идти служить в храм, а устроиться на какое-нибудь гражданское предприятие, т.к. только в этом случае он может скрыть то, что он был судим за контрреволюционную деятельность, и не быть сразу же вновь арестованным.
Старец Кронид сказал: "Настали тяжелые времена, на пастырей Церкви и верующих идет гонение, и им живется сейчас нелегко, много труднее, чем раньше"

 После этого визита отец Ксенофонт посещал архимандрита Кронида еще несколько раз и, в частности, был у него и 20 ноября 1937 года, когда отец Кронид и его келейник были арестованы. Застав в доме отца Ксенофонта, сотрудники НКВД сначала попросили его расписаться в ордере на обыск в качестве свидетеля, а затем, уведя архимандрита и его келейника, арестовали и иеромонаха Ксенофонта. На момент ареста, как сказано в анкете арестованного, "нелегальный священник, бывший монах". Все арестованные монахи были заключены в Таганскую тюрьму в Москве. Всего по делу с отцом Ксенофонтом проходили 15 обвиняемых, в том числе архимандрит Кронид .

Из обвинения:
    "Нелегально проживает в г.Загорске у бывшего настоятеля Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кронида и под руководством такового среди окружающих проводит к/р монархическую агитацию, восстанавливает связь с бывшими монахами Троице-Сергиевой Лавры".
Виновным в участии в к/р группе, в к/р деятельности и а/с агитации о.Ксенофонт себя не признал:

– Следствие располагает точными данными о том, что вы являетесь активным участником контрреволюционной монархической монашеской группы. Вы подтверждаете это? – спросил отца Ксенофонта следователь.

– Нет, не подтверждаю, – ответил отец Ксенофонт.

– Следствие располагает точными данными о том, что вы вели антисоветские разговоры на квартире Кронида против выборов в Верховный Совет. Следствие требует от вас правдивых показаний.

– Даю совершенно правдивые показания, что я нигде не говорил против выборов в Верховный Совет и никакой антисоветской деятельностью не занимался.

На этом допросы были окончены. 7 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Ксенофонта к расстрелу. Иеромонах Ксенофонт (Бондаренко) был расстрелян 10 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

14 ноября 1958 года при пересмотре дела Президиумом Московского областного суда он был реабилитирован.

Постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 августа 2004 года иеромонах Ксенофонт (Бондаренко) включен в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века для общецерковного почитания.

Память преподобномученика Ксенофонта совершается в день его мученической кончины — 27 ноября/10 декабря.

Источники:

Сайт ПСТГУ.

Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том III. Тверь, 2005. С. 235-241.

Документы:

ГА РФ. Ф.10035. Оп.1. Д.П-59458. 
РГАДА. Ф.1204. Оп.1. Д.25235. ЛЛ.126об.-127. 
Журнал N 39 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 18 августа 2004г.