Архиепископ Николай (Добронравов Николай Павлович)

Архиепископ Николай (Добронравов)

Священномученик Николай, архиепископ Владимирский и Суздальский (в миру Добронравов Николай Павлович)

Родился в 1863 году в семье священника в Московской губернии.

В 1885 году он окончил Московскую Духовную Академию и был назначен на место преподавателя Вифанской Духовной Семинарии.

В 1889 году — священник Пермского кафедрального собора.

В 1890 году — законоучитель Александровского военного училища.

В 1892 году — законоучитель 7-й Московской мужской гимназии, протоиерей, магистр богословия.

С 1917 по 1918-й годы — член Предсоборного Совета, член Собора Российской Православной Церкви (в сане протоиерея).

После смерти жены отец Николай принял монашество, а 31 июля 1921 года был хиротонисан в епископа Звенигородского.

В 1923 году он — архиепископ Владимирский и Суздальский.

Владыка был близок к митрополиту Петру (Полянскому). Являясь управляющим Московской епархией в бурные годы живоцерковнической ереси, Владыка всегда удерживал высшую церковную власть от каких-либо компромиссов с еретиками. Он настаивал на отмене нового календарного стиля, вынужденно введённого на краткое время Святейшим Патриархом Тихоном, он сыграл важную роль в отказе Святейшего принять в Патриарший Синод Красницкого.

В конце 1925 года Владыка был арестован и помещён в тюрьму Г. П. У. на Лубянке.

Последовали ночные допросы, на которых чекисты добивались выдачи автора письма к митрополиту Петру (Полянскому) о неподлинности «Предсмертного завещания» Святейшего Патриарха Тихона (об отношении к существующей власти). Владыка вёл себя очень достойно, никого не назвал, напротив обелил тех, кому грозил неминуемый арест. Священник Сергий Сидоров, проходивший по тому же делу, уже почти сломленный непрерывными допросами, готов был сдаться и наклеветать на себя и друзей. На последней очной ставке к нему привели Владыку Николая и тот, видя его состояние, близкое к падению, неожиданно для следователей проговорил, обращаясь к отцу Сергию: «...вам я запрещаю говорить что бы то ни было следователю властью епископа». Так этот батюшка был спасён Владыкой от греха предательства.

В 1926 году Владыка находился в ссылке, затем на покое в Москве.

Владыка является автором многих трудов и статей по богословским и церковным вопросам. Считая, что подвиг святительства заключается в бережении заветов Святой Церкви от мирских течений и соблазнов внесения в жизнь Церкви человеческих страстей, Владыка следующим образом раскрыл догматическое искажение Символа Веры Митрополитом Сергием после подписания им Декларации 1927 года: «... Против апостольства Церкви он погрешил введением в Церковь мирских начал и земных принципов, против святости — похулением подвига исповедничества, против соборности — единоличным управлением Церковью».

Владыка принял мученическую кончину, будучи расстрелян 27 ноября (10 декабря н. ст.) 1937 года на полигоне в посёлке Бутово Московской области.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК НИКОЛАЙ (ДОБРОНРАВОВ), АРХИЕПИСКОП ВЛАДИМИРСКИЙ И СУЗДАЛЬСКИЙ

Родился 21 ноября 1861 года в селе Игнатовка Дмитровского уезда Московской губернии в семье священника Павла Добронравова, с 1867 года настоятеля Никольского храма села Ромашково, где Николай провел детство и юность.

В 1881 году Николай Павлович окончил Московскую Духовную семинарию, а в 1885 году — Московскую Духовную академию и стал преподавать богословие и Священное Писание в Вифанской Духовной семинарии. Был рукоположен в сан свя­щенника, служил в храме Александровского военного училища и преподавал Закон Божий в 7-й московской мужской гимназии, в гимназии Поливановой и в гимназии Арсеньевой. После революции 1917 года и закрытия Александровского военного учи­лища отец Николай был переведен в храм Всех Святых на Кулишках. Он был одним из активнейших участников Поместного Собора 1917-1918 годов.  Летом 1918 года вла­сти приняли решение арестовать священника. 19 августа сотрудники ЧК во главе с комиссаром Реденсом пришли ко храму Всех Святых, чтобы произвести обыск. Церковь была закрыта, и чекисты, придя к настоятелю храма протоиерею Николаю, потребовали, чтоб он выдал им ключи. Отец Николай ответил, что при обыске храма необходимо присутствие председателя приходского совета. После такого ответа свя­щенник был арестован и отвезен в тюрьму ЧК на Лубянке. 3 декабря 1918 года прези­диум Коллегии отдела ЧК принял решение о заключении отца Николая в концлагерь. Однако руководители ЧК отправили дело на доследование, и в конце концов 16 апре­ля 1919 года было принято решение, что, поскольку явных улик против священника нет, его следует освободить. В начале 1921 года протоиерей Николай был назначен настоятелем Крутицкого Успенского собора. К этому времени он овдовел и в 1921 году был пострижен в монашество и хиротонисан во епископа Звенигородского, викария Московской епархии. В 1922 году в связи с появлением обновленцев были арестованы многие архиереи из числа тех, кто не согласился поддержать раскольников. Среди других был арестован и епископ Николай. Власти приговорили его к одному году ссылки в Зырянский край. По возвращении в Москву он был возведен в сан архиепи­скопа. Владыка стал одним из ближайших сподвижников Патриарха Тихона, оказы­вая ему помощь в защите Церкви от натиска обновленцев. 16 апреля 1924 года безбож­ники арестовали архиепископа и заключили в Бутырскую тюрьму в Москве. Его при­влекли в качестве обвиняемого по некоему делу об избиении члена рабоче-крестьян­ской инспекции, а также обвинили в том, что он, имея большой авторитет, проводил среди духовенства контрреволюционную агитацию. Вызванный на допрос, архиепи­скоп сказал, что под его руководством находится Звенигородское викариатство, а также храм Замоскворецкого района в Москве, где в его подчинении состоят три благочиния, в которых находится сорок четыре храма. «Связь с благочинным я под­держиваю путем приемов, не носящих регулярного характера. Специальных собра­ний или совещаний с благочинными мною никогда не устраивалось. Не имели место и антисоветские выступления или выпады с моей стороны, так как в сноше­ниях с благочинными я придерживался узко церковной области. Что касается моих проповедей, то они носили чисто моралистический характер». 14 июня 1924 года архиепископ был освобожден. В этом же году он был назначен архиепископом Владимирским и Суздальским. После кончины Патриарха Тихона владыка стал одним из ближайших помощников Местоблюстителя патриаршего престола митро­полита Петра. 11 ноября 1925 года комиссия по проведению декрета об отделении Церкви от государства приняла решение ускорить процессы раскола в Церкви, для чего было необходимо арестовать архиереев, которые противились проводимой государством антицерковной политике. 11, 20 и 30 ноября 1925 года были арестова­ны одиннадцать архиереев из числа ближайших сподвижников митрополита Петра и среди них архиепископ Николай, а также многие священники и миряне. В тюрь­ме следователь пытался добиться от архиепископа, чтобы тот оговорил не причаст­ных к этому делу людей. Но разумные и спокойные ответы святителя убедили сле­дователя отказаться от этой попытки. Архиепископ Николай Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 21 мая 1926 года был приговорен к трем годам ссылки в Сибирь. После окончания ссылки ему было разрешено свободное проживание везде, кроме шести крупных городов, с прикреплением к определенному месту жительства на три года.

Когда срок юридического поражения в правах закончился, архиепископ Николай поселился в Москве. Во время гонений 1937 года власти ставили своей целью уни­чтожение большинства священно-церковнослужителей и для этого опрашивали всех тех, кто мог бы стать свидетелем обвинения. 10 ноября 1937 года сотрудники НКВД допросили одного из московских священников… 27 ноября власти арестова­ли владыку и заключили в Бутырскую тюрьму. На допросе был обвинен как участ­ник контрреволюционной организации церковников. 7 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила владыку к расстрелу.

Архиепископ Николай (Добронравов) был расстрелян 10 (н.с.) декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

День памяти — 27 ноября (10 декабря)